Политическое насилие в России растет с каждым годом

С сентября 2014 г. по сентябрь 2018 г. зафиксировано 209 нападений на гражданских активистов, политиков и журналистов, говорится в докладе юридической службы «Апология протеста». Самыми опасными регионами для гражданской активности, по данным мониторинга, стали Москва (52 случая), Санкт-Петербург (23) и Краснодарский край (15). Не менее пяти случаев насилия отмечено в Воронежской, Нижегородской, Новосибирской, Челябинской, Свердловской, Кемеровской областях и Ставропольском крае. При этом число нападений и угроз ежегодно растет: в 2015 г. зарегистрирован 21 такой факт, в 2016 г. – 35, в 2017 г. – 77, а за неполный 2018 год – более 80 (с учетом избиений участников массовых акций протеста в ряде городов России).

Насилие против активистов стало в России нормой, легитимности нападениям придают высказывания отдельных политиков и чиновников, говорится в докладе. Неформальные объединения вроде казаков, НОД и SERB отходят на второй план после акции Алексея Навального 5 мая: это может свидетельствовать о том, что власти почувствовали себя более уверенно, предоставив правоохранителям дополнительные полномочия по применению насилия и, «возможно, дав условную команду всем остальным успокоиться и не вмешиваться под угрозой наказания». При этом активисты, столкнувшиеся с насилием, нередко сами становятся обвиняемыми по административным или уголовным делам.

Во многих случаях рост насилия – это неадекватный ответ на активность Навального, говорит автор доклада, аналитик международной правозащитной группы «Агора» Дмитрий Колбасин: «Из 209 проанализированных фактов 80 связаны с нападениями на сторонников Навального и его самого». В регионах, вошедших в первую десятку, больше развита гражданская активность, соответственно, там ей оказывается и максимальное сопротивление, поясняет он: «Так, Краснодарский край никогда не считался спокойным регионом для активистов и правозащитников, что доказывает жестокое избиение члена «Эковахты по Северному Кавказу» Андрея Рудомахи и причинение насилия адвокату Михаилу Беньяшу. Челябинская область попала в десятку, поскольку здесь много нападений на сторонников Навального, в том числе на публичных акциях».

Основными триггерами для нападений были события на Украине, выборы и региональная повестка. Активистам угрожают словами, разрисовывают машины и двери квартир, стреляют в окна, поджигают автомобили и дома. Правоохранительные органы реагируют на заявления о насилии по-разному – от полного отсутствия комментариев и «никаких заявлений в полицию не поступало» до оперативного раскрытия дел.

В МВД на запрос «Ведомостей» в четверг не ответили. Лидер НОД – депутат Госдумы Евгений Федоров говорит, что это против его соратников на Пушкинской площади 5 мая было применено насилие: «Нам порезали георгиевскую ленту, которую мы растянули. Наши активисты ведут борьбу за независимость отечества, подвергаясь насилию на улице со стороны проамериканских сил».

Если раньше сотрудников полиции хоть как-то наказывали, то теперь им дали зеленый свет на насильственные действия и они почувствовали свою безнаказанность, считает член центрального совета незарегистрированной партии Навального «Россия будущего» Николай Ляскин: «Прошлогодняя кампания Навального и его действия сейчас сильно беспокоят власть, она его боится и дает приказ правоохранительным структурам на проведение арестов и совершение силовых действий. А к действиям правоохранительных структур примыкают и близкие к власти организации».

«В последнее время власть находится в некоторой растерянности по поводу того, что делать с такой активностью, – считает член Совета по правам человека Николай Сванидзе. – Протест увеличивается не столько количественно, сколько качественно, радикализируется и молодеет. Власть пока не сделала выбор между разумной реакцией и жесткой, самой ей реагировать или при помощи паравоенных структур». Усиливается внешнее давление и давление внутри страны – не только со стороны политических активистов, но и со стороны людей, которые недовольны, например, пенсионной реформой, добавляет эксперт: «Поскольку в стране принимает решения один человек, видимо, он думает, какую стратегию выработать. Пока же власть не демонстрировала других реакций, кроме связанных с силой».

Источник: Ведомости

Добавить комментарий